Иван-Царевич и … (Часть 4)

Торжество японских технологий

– И что мне теперь с этим счастьем делать? – раздумывал Кощей, глядя на бездыханное тело бабы Карги. – Врача вызывать поздно, полицию – страшно, посадят. Дадут пожизненное, кто тогда за сундуками будет следить?

– Надо бы родственникам сообщить, – наконец-то сообразил Кощей. – Вот только кто они? Хотя, она же с бабой Ягой пришла.

Когда баба Яга увидела сестру, лежащую на полу, то сразу начала причитать: – Батюшки святы – и далее по накатанному. Со всеми необходимыми всхлипываниями, слезами и словесными оборотами.

Кощей этого не любил, насмотрелся за долгую жизнь и пошел разгадывать лингвистическую загадку – почему все вспоминают неведомую Свету и отчего у нее много отцов?

Вой бабы Яги прекратился так же внезапно, как и начался.

– Воду гони, – строго сказала она, глядя Кощею прямо в глаза.

– Какую воду? – пытался увильнуть Кощей.

– Сам заешь, живую и мертвую, – уточнила баба Яга.

Кощей живую и мертвую соду сам делал. Уже давно купил ионизатор в Японии. Была у него в запасе целая бочка с живой водой и бидон с мертвой. Правда, Кощей никак не мог запомнить, какую воду сначала давать – живую или мертвую? А когда залезал в интернет, то поиск ему сразу выдавал 680 предложений на Яндекс-маркете с последними новинками. Или про то, как болезни  лечить, а как оживлять – ни слова.

Пришлось читать сказки. Из первой же сказки стало понятно – раз баба Карга на куски не разрублена, то и мертвая вода не нужна. А с живой водой непонятки вышли – ни в одной сказке героя током не убивало. И сколько нужно этой воды давать для оживления – неясно. Чтобы не рисковать, налили целую ванну живой воды, подтащили волоком бабу Каргу – тяжеловата оказалась – и с трудом засунули ее головой вниз, только ноги торчали вверх. Кощей пошел искать информацию о том, сколько времени уходит на оживление, оставив бабу Ягу караулить сестру, на всякий случай.

Оказалось, что практически мгновенно, потому что Кощей даже до комнаты дойти не успел, как услышал крик бабы Карги: – Ирод, сначала током, потом для верности утопить решил?

Когда Кощей вернулся, баба Яга успокаивала и сушила сестру. Хотела отвести ее к себе, подумала и решила оставить у Кощея – слаба еще была. Но покормить ее требовалось и баба Яга умчалась в себе готовить куриный бульон.

Кощей положил Бабу Каргу на диван, включил ей телевизор, чтобы она его не отвлекала, а сам пошел смотреть за динамикой биржевых котировок. Ему давно казалось неразумным  размещение всех своих активов в золоте.

Долго разбираться в падении котировок Кощею не пришлось. Баба Карга позвала его слабым, но настойчивым голосом.

– Кощеюшка, – приторно начала баба Карга. – Ты что, не слыхал про главную новость в нашем царстве? По телевизору сейчас сказали.

– Нет, – отрезал Кощей. Монитор мигал и звал присесть на стул – в соседнем царстве начинались торги.

– Конкурс красоты идет, сегодня последний день. Василиса Прекрасная в нем на первых ролях. На людях она мне в селфи не откажет.

– Так что лежишь? Руки в ноги и иди. Смартфон уже зарядился, он тебе тоже не откажет.

– Да слабая я еще, может быть, селфи сделаем, телами опять поменяемся и ты за меня сходишь?

– С ума сошла, старая? Чтобы я еще раз в юбке оказался? Нет. Тебе надо, ты и иди. Инструментом я тебе обеспечил. Да, селфи-палку не забудь.

– Да я еще без палочки хожу, – обиделась баба Карга. Но Кощей показал, зачем эта палка нужна, и баба Карга пошла, вооруженная всем необходимым. А Кощей побежал к монитору отслеживать тренды.

Конкурс красоты, как всегда, проводился  во Дворце Культуры.

Это было довольно популярное место, где подрабатывали многие персонажи из кирпичного, элитного дома. Соловей-разбойник вел секцию художественного свиста. Баба Яга давала уроки полета на метле. Кстати, из Хогвартса к ней приезжали, шлифовать мастерство. Печка Ильи Муромца освоила новые рецепты бездрожжевых пирожков с экзотическими  наполнителями и все порывалась ими поделиться, но Илья и думать не хотел ее отпускать – да и хлопотно это – печку из пентхауса перетаскивать в Дворец Культуры. И обратно. Дыру в крыше каждый раз затыкать тоже не хотелось.

Пока шли конкурсы, подойти к Василисе Прекрасной было невозможно – кто же бабу Каргу на сцену пустит? Но в промежутках конкурсантки дружной стайкой уходили за кулисы. И баба Карга решила туда прорваться. Охранник встал у нее на дороге несокрушимой глыбой, но баба Карга начала приговаривать: – Внучке пирожки принесла, оголодала бедная. И одновременно, размахивала рукой, чтобы Василиса Прекрасная ее заметила. И та ее заметила, вспомнила и махнула рукой  охраннику – гони прочь вредную старушку. Пока охранник соображал, что это тут все руками размахались, баба Карга прошмыгнула мимо него и  быстро, как могла, засеменила к Василисе Прекрасной. Василиса Прекрасная хотела убежать, но баба Карга начала громко канючить: – Дочка, постой, внучок у меня просил с тобой селфи сделать, болеет он, ножки не ходят, одна радость – на твою фотографию смотреть.

Василиса не поверила, развернулась, чтобы убежать, вот тут и пригодилась селфи-палка. Вытянула ее баба Карга на всю длину, подскочила к Василисе Прекрасной сзади, выставила перед Василисой Прекрасной смартфон и щелкнула.

За кулисами было темно, на смартфоне сработала вспышка, все автоматически зажмурились  и никто не обратил снимания, что старушка с Василисой местами поменялись. Тут администратор прибежал, последний конкурс объявили и все красавицы рванули на сцену. И Василиса тоже, но охранник встал у нее на пути и сказал: – Твой конкурс красоты, бабуля, закончился сто лет назад. Иди домой. Нечего за кулисами посторонним делать.

Бросилась Василиса Прекрасная к зеркалу и как увидела себя старушкой древней, в одежде потрепанной, в платочке и совсем без макияжа, так и упала без сознания. А бабу Каргу в обличии Василисы Прекрасной администратор в спину на сцену вытолкал.

Стоит баба Карга на сцене, в первый раз в жизни. Свет глаза слепит, в зале народ сидит, тут же судьи и болтун по сцене бегает. Шутки шутит и к красавицам пристает с вопросом – какое ваше самое сокровенное желание?

Красавицы, все как одна, бойко отвечают, чтобы их веретеном не кололи со снотворным, чтобы яблоки с истекшим сроком годности не подсовывали, чтобы дракону на съедение не отдавали. И чтобы в гробу хрустальном вентиляцию нормальную сделали, а то дышать нечем. И матрац туда на кокосовой крошке положили, от пролежней.

Дошло дело и до бабы Карги, которая о заботах красавиц не знала ничего.

Подумала баба Карга и сказала: – Главное мое желание, чтобы соседский поросенок Борька больше картошку в моем огороде не выкапывал.

Захлопали в зале, затопали, а, некоторые, даже засвистели. Никто такого от Василисы Прекрасной не ожидал. Но конкурс красоты устраивал друг ее сердечный, так что вручили Василисе Прекрасной корону под завистливые взгляды остальных участниц, денег дали полный кошель и на бал пригласили в честь победительницы конкурса.

Свадьбе быть

Как это ни странно, но на старушку, лежащую без движения, никто внимания не обратил, у всех были дела поважнее – первую красавицу выбирали. Тем временем, Василиса Прекрасная очнулась, еще раз подошла к зеркалу, снова ужаснулась и стала думать, что ей дальше делать и как это все случилось.

Василиса Прекрасная не первый год жила в тридевятом царстве, так что превращениями ее удивить было трудно.  Тем более, она сама недавно Ивана-Царевича расколдовывала. Подозрение у нее сразу упало на старушку, которую они с сестрой в диван засунули вместе с Кощеем. Но вспомнить ничего не может, только вспышку яркую.

– Нужно сестре позвонить, она сразу во всем разберется, – подумала Василиса. Но телефона в платье бабы Карги не оказалось. Вернулась она в зал, а там конкурс красоты уже завершается, призы да награды раздают. И среди судей Василиса увидела Ивана-Царевича. Обрадовалась Василиса – вот кто ей поможет!

Подбежала к Ивану Василиса Прекрасная, а он, после того, как с ним приключилось, со старушками стал предельно внимательным – не хочет больше под проклятье подставляться.

– Что тебе нужно бабушка? – ласково спрашивает Иван. – Чем помочь могу, какая печаль тебя охватила?

– Какая я тебе бабушка! Василиса я, Прекрасная!

 – Все ли у тебя со здоровьем в порядке бабушка, может кто дурман-травой опоил? Василису Прекрасную только что главной красавицей признали, на сцене еще стоит, фотосессия у нее, контракт сейчас подписывать будет, у нее рекламный тур по деревням намечен, сарафаны и фартуки рекламировать будет.

– Совсем тебе мозги отсидели, пока диваном был, – не сдержалась Василиса.

– Откуда знаешь? – оторопел Иван-Царевич.

– Да это мы тебя с сестрой расколдовали, когда на тебя плюхнулись, а потом селфи с тобой сделали. Забыл?

– Помню, конечно. Так если ты Василиса Прекрасная, то на сцене тогда кто? И как с тобой беда такая приключилась?

– Не знаю, помню, вспыхнуло что-то и я уже карга старая, а самозванка эта рядом стоит, в моем обличье. Сестре звонить надо. Телефон с собой?

Позвонили Василисе Премудрой, а та не отвечает.

– Ехать нужно, – говорит Василиса. – Ты на колесах?

– Да нет, – отвечает Иван. – Батюшка телегу забрал, за мукой на мельницу поехал. Пешком пришел.

– Тьфу ты, – в сердцах сказала Василиса. – Постой, у старухи в карманах пара пятаков и целый грошик. Вызывай такси, на эконом-класс хватит. К сестре поехали, на нее одна надежда.

Такси приехало быстро. Но ехали долго. Пробки.

А Василиса Прекрасная домчалась быстро, с мигалкой ехала. Влетела в дом, быстро поднялась на лифте, выскочила из него и увидела Кощея, который стоял в дверном проеме своей квартиры с молотком в руках.

– Тебе чего, соседка? – злобно спросил Кощей.

– Кощеюшка, не признал меня, что ли? – ласково спросила баба Карга. – Я это, Карга старая.

– Получилось?! – охнул Кощей. – Ну, заходи. Рассказывай.

– Расскажу, а ты чего с молотком меня встречаешь?

– Да за Гвоздиком и Болтиком гонялся. Они пришли ко мне, спрашивают, когда вырастут, а я с дуру сказал, что не все еще от Василисы Премудрой перекачал. Они к ней, увидели, что с ней стало, ко мне прибежали, начали кричать, что всем расскажут. Ну я их хотел в дуб забить по самые шляпки, они от меня, в общем, два часа за ними гонялся, так и не догнал.

– А я теперь не просто Василиса Прекрасная, еще и королева красоты. Вот, корону дали, – гордо сказала баба Карга, подходя к зеркалу и прихорашиваясь. – В мою честь бал устраивают. Надо, пожалуй, гардеробчик обновить, чтобы лицом в грязь не ударить. Ведь изо всех наших сказок знаменитости будут, даже из заграничных обещали подъехать, Рапунцель, Красная Шапочка, олень этот, как его, забыла…

– Неужели Ричард Гир? – затаил дыхание Кощей.

– Да нет, Бэмби, – удивилась познаниям Кощея баба Карга.

– Проведешь? – посмотрел с надеждой на бабу Каргу Кощей.

Баба Карга хотела выпалить: – Конечно.

Но, прикусила язык, сделала вид, что не расслышала и продолжила прихорашиваться. Огляделась, посмотрела на сундуки со златом и серебром, потом на Кощея. Он, конечно, в возрасте, но не пьет, не курит, не болеет, характер, правда, у него не сахар, и лицом с фигурой не вышел, но с лица воду не пить, и, тем более, не есть.

– Женись, – резко выдохнула она.

Кощей оторопел – жениться опять не хотелось, но и дома сидеть надоело. В общество давно не выходил, бальные танцы уже и забыл как танцевать. Да и какие они нынче эти танцы? А у бабы Карги здоровье теперь отменное, лицом пригожа, опыт жизненный имеется, не то, что у этих вертихвосток молодых, опять же домик на природе – какое-никакое, а приданое. Потерплю очередную жену, подумал Кощей.

– Поехали, – тяжело вздохнул Кощей.

– Куда? – удивилась баба Карга, которая в голове уже начала формировать список гостей, прикидывать, в каком ресторане все устроить и кто будет у нее подружкой. По всему выходило, что придется остановиться на бабе Яге. Впрочем, это обычный выбор для большинства невест.

– Куда, куда, – передразнил Кощей. – В ЗАГС, а потом на бал.

– Так сразу? А свадьба? – удивилась баба Карга.

– Денег нет, – вздохнул Кощей. – Золото подешевело, продавать невыгодно, потери большие, а свободных средств сроду не было.

И, схватив невесту в охапку, потащил ее к выходу из квартиры.

Далее