Иван-Царевич и … (Часть 2)

Заговор

Диваны изо всех сил торопились вернуться в свой мебельный магазин – не хотели подводить сторожа, дядю Васю – он их по ночам гулять выпускал. Дядя Вася доверял только диванам. Стулья бестолковые он не выпускал и им приходилось ночами только по магазину скакать. Кровати были без колесиков, по магазину не ползали, могли только матрасы с себя сбросить на ночь. Для отдыха. Буфеты и шкафы дверками махали, проветривались. Всю ночь в магазине мебель куролесила, а к открытию всё успокаивалось. К приходу покупателей была тишь да благодать.

Лишь один диван никак успокоиться не мог – в нем баба Карга и Кощей упакованными лежали, причем головы у них смотрели в разные стороны.

– Ну что, старая, как выбираться будем? – спросил Кощей.

– Не знаю, сам думай, – ответила баба Карга.

– А мне что думать, я бессмертный, могу и тут пожить, – безразлично протянул Кощей.

– Ты-то бессмертный, а цветы на кухне завянут, не жалко?

– Не завянут, они пластмассовые, – засмеялся Кощей. – Зачем мне живые?

– Тьфу ты, – рассердилась баба Карга. – Что же мне тут с тобой весь век коротать? Давай хоть в стенки постучим, вдруг кто-то услышит и ящик откроет?

– Давай», – согласился Кощей и стал бить ногой.

– Ирод, – запричитала баба Карга. – Ты же по мне колотишь, а не по ящику!

– Да я же не вижу, с какой стороны стенка этого ящика, – начал оправдываться Кощей. – Сейчас развернусь.

Но толку было мало. Как раз в это время стулья устроили соревнование – кто сможет перепрыгнуть через двуспальную кровать и устоять потом на ногах. Победителей не было, так что грохот стоял на весь магазин.

Когда Кощей устал колотить ногой, он решил отдохнуть и деликатно спросил:

– А что, старая, делать будешь, когда из плена диванного освободишься?

– Я-то? – переспросила баба Карга. – К врачу пойду, лечиться от диванобоязни. Теперь к ним и близко не подойду, а у меня дома два дивана стоят.

– А я месть задумал злую и лютую.

– Это какую такую месть? – оживилась баба Карга.

– Решил я у Василисы Премудрой всю ее мудрость отнять, все знания и умения, логины и пароли от почты, инстаграмма и фейсбука похитить, ну и для верности попрошу кикимор сетевых в гугле и яндексе ее забанить.

– Ох, хитер, ох, коварен! – восхитилась баба Карга. – И как же это сделать?

– Есть у меня дружок ученый, в лицее заморском работает. Сказывал, что люди ума лишаются, когда телевизор смотрят, особенно от сериалов голова страдает. Вылезу я из этого ящика и попрошу мастеров моих – Гвоздика и Болтика – от телевизора Василисиного два провода ко мне в квартиру протянуть, – размечтался Кощей.

– Ничего не поняла, попроще объясни, – попросила старушка.

– Когда кто-то сериал начинает смотреть, то у него мозг отключается. Совсем. Потому что не нужен. И, пока Василиса сериал смотрит, я всю мудрость из ее головы к себе по проводам перекачаю, теперь поняла? – спросил Кощей.

– Почти, куда мудрость перекачаешь? – решила уточнить баба Карга.

– Вот ведь бестолковая какая, – вздохнул Кощей. – Провода от телевизора к шлему подключены, шлем я на голову надену. И вся мудрость Василисина мне достанется. Была Василиса Премудрая, а станет Василисой Преглупой, без доступа в интернет.

Баба Карга даже языком зацокала от восхищения, так ей план понравился.

– Может ты и для меня какую-никакую месть придумаешь? – спросила она.

– Легко, – похвастался Кощей. – Хочешь, у Василисы Прекрасной красоту отберем?

– И мне отдашь? – заволновалась баба Карга.

– А то, – ответил Кощей, – мне она зачем?

– Одной красоты мало, – вздохнула Баба Карга.

– Так мы и молодость похитим, – ухмыльнулся Кощей, – легко.

– Что, опять через телевизор?

– Нет, телевизор не годится. Тут похитрее прибор нужен. Ты молодежь в метро или в кафе видела? Чем заняты?

– Так носа от смартфона оторвать не могут, все туда пальцем тычут, – с осуждением вздохнула баба Карга. – Вот и мой Иванушка-дурачок тоже с мобилкой своей не расстается.

– Это и есть главный прибор, отбирающий и молодость и красоту, – пояснил Кощей. – Только те смартфоны, которые в магазине продаются, делают это долго и незаметно, а я в Китае, на Ali закажу смартфон с волшебной кнопкой. Если с Василисой Прекрасной селфи сделать и на эту кнопку нажать, то ее красота и сила к тебе перейдут.

-А она с чем останется?

– Ну, что у тебя есть, с тем и останется, – заулыбался Кощей. – И будут у нас две сестры – одна Василиса Преглупая, вторая Василиса Престрашная.

– Хорошо-то как! – заулыбалась баба Карга.

– Не то слово, -поддержал бабкину радость Кощей. – Ладно, пусть наш диван кто-нибудь купит, а уж там….

И они стали вместе с мебельным магазином ждать первых покупателей.

Илья Муромец

Илья в этот день проснулся рано, то ли в бок что-то кольнуло, когда ворочался, то ли солнце в глаза брызнуло – так и не понял, да ему и неважно было.

Вид с печки открывался шикарный – вдали качался лес с нахлобученными на верхушки деревьев облаками, прямо под окном шумела березовая роща.

– Не зря за пентхаус боролся, – подумал Илья. Вот только обставлен пентхаус был бедновато. Ну как обставлен, кроме печки у окна во всю стену, дров и палицы больше ничего не было. Да ему и неважно было.

– Хотя как неважно? – подумал Илья. – Завтра Добрыня ко мне в гости собрался. Если переночевать останется – на чем уляжется? Диван нужен. Взял палицу, слез с печи и пошел.

Палицу он использовал как платежное средство. Ни разу не было, чтобы на его палице деньги закончились или заблокирована была.

Вот только куда идти – задумался. Он и дрова не знал откуда берутся – толи завоевал кого-то, толи освободил? Но, каждый год, под зиму приезжал грузовик с дровами. Кто команду давал, откуда дровишки, Илья не ведал. Да ему и неважно было.

– У мальчика-с-пальчика спрошу. Он все знает, – сообразил Илья. Мальчик-с-пальчик работал в доме консьержем. Если бы его сторожем позвали – ни за что бы не пошел, а так – должность звучная и мало кому понятная.

И жильцам было выгодно. Зарплата маленькая, рабочее место и того меньше, глаза не мозолит. В случае нештатной ситуации, может на тревожную кнопку прыгнуть. А там уже 33 богатыря на пожарной телеге вмиг подскочат.

Мальчик-с-пальчик хотел пальцем показать, куда идти Муромцу, но потом подумал и лег в нужном направлении.

До мебельного магазина идти было минут пять, может десять. Илья шел, строго придерживаясь прямой, никуда не сворачивая. Пара сломанных деревьев, пропаханный сапожищами газон, отброшенные в сторону лавочки – все это со временем преобразовалось в ровную как стрела тропинку, за что потом многие ему были благодарны – особенно любители срезать углы. Хотели даже подписи собирать, чтобы грамоту ему выдать от градоначальника, но Илье это неважно было.

Двери в магазине, к счастью, оказались открытыми. Илья Муромец вошел и даже растерялся. Он не мог понять, кому и зачем могло понадобиться столько мебели? Привыкшие к рассматриванию горизонта глаза сразу нацелились на самый дальний угол, ровно по прямой, которая была намечена мальчиком-с-пальчик, и которой Илья не хотел изменять.

Он уже было шагнул вперед, к стоявшему у стены огромному дивану, но продавец, почувствовав недоброе, начал подталкивать Илью к узким проходам между мебелью, неуклонно продвигая богатыря к заветной цели. Илья Муромец пробирался по узкой тропинке между стульями, столами, кроватями и шкафами. Путь шел каким-то немыслимым зигзагом, выдавая никому непонятную логику грузчиков, расставлявших мебель в магазине. Но голова Богатыря, при любом положении туловища, не сводила глаз с дивана, который планировался для друга любезного, Добрыни Никитича.

Когда он подошел к дивану, то усталость от непривычной пешей прогулки, от долгого кружения по магазину подкосила ноги богатыря и он сел на диван. Да не так сел, как обычно садятся люди в возрасте и весе – примериваясь и рассчитывая заранее – не сломается ли хрупкое изделие, не подкосятся ли у него ножки, не сплющится ли матрас до толщины простынки? Нет, Илья плюхнулся с высоты своего роста, заодно проверяя прочность дивана для Добрыни – если он его выдержит, то Добрыню и подавно.

Зря он это сделал. Крик, который раздался, напугал всех покупателей, всех продавцов, даже Илья Муромец решил немного повернуть голову, чтобы понять, откуда такой звук раздался? Может Соловей-разбойник где-то притаился и напасть решил по старой памяти? Но, продавец со страхом показывал на сам диван, у которого из под сиденья торчала какая-то косынка.

– Ящик, – только и мог выдавить из себя продавец. Илья привстал, наклонился и вытащил из дивана ящик с сильно помятыми Кощеем и бабой Каргой.

Продавца учили, что, увидев покупателя, сначала нужно сказать: – Здравствуйте, если нужна помощь – обращайтесь.

Он эту фразу и выпалил по инерции, но потом подумал и сказал: – Еще что-то смотреть будете?

И, в конце, совсем растерявшись, спросил: – Ящик покидать планируете?

– Сосед, – только и смог сказать Илья.- Ты что, сюда переехал, с женой?

Кощей, зажмурившись от яркого света после темноты, выпал из ящика на четвереньки, с трудом поднялся, разглядел, наконец-то, Илюшу, поздоровался, ничего не ответил и пошел к выходу, стараясь вернуть себя в нормальное расположение духа.

– Стой, – удивился Илья – жену забыл, бабу Ягу, костяную ногу.

Баба Карга уже пришла в себя, вылезла потихоньку из ящика, поправила косынку на голове, расправила платье и обидчиво сказала: – Во-первых, не баба Яга, а баба Карга, а во-вторых, можно подумать, что у вас в ногах костей нет.

И пошла догонять Кощея.

Продавец уже пришел в себя и, особо не надеясь на успех, спросил Илью Муромца: – Понравился диван? Брать будете? Доставочку оформим?

Илья посмотрел на продавца, прихватил диван подмышку и пошел за Кощеем, чтобы узнать, что он в ящике с бабой Каргой делал? Хотя ему это и неважно было.

Далее