Иван-Царевич и … (Часть 1)

Никогда не толкайте старушек

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей и был у них сынок – Иван-Царевич.

Государство было небогатое, царь сидел на окладе невеликом, даже на няньку денег не было, вот и сновал пацан по дворцу с набегами на улицу. Да и какой дворец, так изба двухэтажная. Ну, какое государство, такая и изба.

Как-то раз, когда носился Царевич по улице, толкнул ненароком бабку дряхлую, годами увешанную. И не так сильно толкнул, чтобы рассыпалась на атомы и молекулы, нет, устояла, но побежал Иван далее, не обернувшись и не извинившись – дело важное у него было – летел лягушек кормить мухами с оторванными крыльями.

Обиделась бабулька, осерчала, крикнула что-то вдогонку, да куда там, только ветер подхватил три непонятных слова – 18, Василиса и купит. Просвистели эти слова мимо ушей у пацана, да и забылись.

Прошло много лет, вырос Иван-Царевич. Решили батюшка с матушкой ему праздник устроить в честь 18-тилетия. Собралась родня с подарками, столы накрыли небогатые, речи стали произносить хвалебные. Вдруг в самый разгар празднования беда случилась – молния сверкнула, гром громыхнул, дым повалил – и исчез Иван-Царевич, а вместо него появился диван производства фабрики имени 8-го Марта. Так Иван-Царевич превратился в Диван-Царевича. Сбылось старухино проклятье.

Погоревали царь с царицей и решили диван отдать в магазин мебельный на продажу, чтобы не напоминал сыночка любимого. Да и с лавками он как-то не монтировался.

Так и очутился Диван-Царевич в магазине, в самом пыльном углу. Времени поразмышлять у него появилось много, и, вспоминая, что с ним произошло, добрался он и до странных слов старушки, которую толкнул ненароком. Про число 18 сразу догадался, что оно означает, тут большого ума не надо. А вот про «Василису и купит» так просто и не сообразишь.

Василис он знал, и не одну, была и Премудрая, и Прекрасная – росли вместе. Но вот причем тут они, и что купить надо – неведомо.

Бодался с задачкой Диван-Царевич, бодался, а потом подумалось – может быть, чтобы с него проклятие снять, Василиса должна диван купить и домой притащить? Тогда нужно из угла выбираться, прямо у входа вставать. И начал Иван потихоньку двигаться поближе к свету, расталкивая осторожно кровати и стулья. А другие диваны ему помогали.

Долго Диван-Царевич ко входу пробирался, но, в конце концов, встал так, что мимо него все покупатели проходили. И стал ждать.

Ждал долго, но терпеливо. Главное было продаться только Василисам, поэтому, когда на него садились ненужные ему покупатели, он скрипел изо всех сил и пружинками кололся. И продолжал ждать.

Не дом, а сказка

Хоть государство было и небогатое, но один кирпичный дом в нем имелся. Как это обычно бывает, жили в нем лучшие люди – Соловей-разбойник, баба Яга, Леший, да много еще кто. Василиса Прекрасная и Василиса Премудрая с Кощеем Бессмертным на одной лестничной площадке соседствовали. Илья Муромец пентхаус облюбовал.

Разными путями они туда попадали. Илья Муромец просто пришел и сказал, что будет жить в пентхаусе, ему же печную трубу через крышу на улицу выводить. А без печки никак, он и раньше на ней полежать любил, а теперь, в преклонных годах, тем более.

Баба Яга избушку на курьих ножках сдала в аренду, теперь в ней кино снимают. Леший заготовками начал заниматься, подряд взял на оптовую поставку клюквы болотной. Василисе Прекрасной друг сердечный помог, а Василиса Премудрая ходила по телевизионным передачам, отвечала на вопросы за деньги и все время выигрывала. Так на квартиру и заработала.

Не сказать, что обитатели дома дружили семьями, но кружки по интересам у них все-таки сложились. Баба Яга частенько к Кощею наведывалась, чайку попить. Кощей все комнаты свои сундуками с сокровищами заставил и все время над ними чах. А больше он ничего делать не умел.

В этот раз к бабе Яге приехала сестра ее родная, баба Карга. Приезжала она редко, из дальней деревни, города боялась, но ей кадушка нужна была, для засолки, заодно и сестру решила навестить.

Баба Яга как раз к Кощею собралась на чай. Ну и сестру захватила. Пришли, сели пить чай на кухне, тут баба Яга огляделась и говорит: – А на чем ты, Кощеюшка, спишь? Сколько раз у тебя была, а кровати ни разу не видела.

– Как на чем? На сундуках. По очереди, – ответил Кощей.

– Вот кому Диван-Царевича нужно пристроить! – сразу подумала баба Яга. – У Кощея он навечно застрянет и никакая Василиса его не найдет.

И приторно запричитала: – На сундуках, бедолага, маешься всю ночь. Была недавно в мебельном магазине, хороший диван заприметила, хотела себе взять, да денег не хватило. Купи – не пожалеешь. Давай я тебе фотку на телефон сброшу.

– Нету у меня телефона, – вздохнул Кощей. – Звонить некому.

– Ой, – решила помочь баба Карга. – Мне сбрось. Как раз за кадушкой идти собиралась, заодно и диван посмотрю, доставку оформлю.

– Ну, сходи, – вяло согласился Кощей. – Поставлю диван так, чтобы все сундуки были сразу видны. А то заберешься на сундук, спать начинаешь укладываться, пересчитываешь их перед сном для спокойствия, так одного вечно не хватает. И что удивительно – слезешь с сундука – все на месте. Не иначе кто-то колдует.

И баба Карга помчалась в магазин. У нее был свой интерес – хотела вместе с диваном и свою кадушку привезти – не на себе же тащить.

Торг здесь не уместен

Тем временем жизнь в магазине текла своим чередом. Редкие покупатели заходили просто посмотреть, а зимой – погреться. К ним как полоумные бросались продавцы, но покупатели шарахались от них как от чумы. В кассе откровенно пили чай и обменивались последними новостями. В царстве был постоянный кризис, так что денег у народа не было. Мебель находилась  в вялом и тоскливом состоянии – никто не подходил с явным намерением купить стул или стол, никто не пробовал посидеть на диване или полежать на кровати.

– Пусть даже в обуви, – мечтали кровати, но интереса не было.

Директор магазина даже хотел арендовать на время Спящую Красавицу и положить её на кровать, демонстрируя пружинистую мягкость матраса местной фабрики с рекламой: – На наших матрасах все спят мертвым сном. Но цена оказалась неподъемной.

Сонную и вязкую тишину прервал стук и гром. Диван-Царевич очнулся от своих дум и подумал – никак Василиса едет? Василиса Премудрая одно время работала лягушкой болотной и, чтобы компенсировать свою неказистость и малые размеры, любила прокатиться так, чтобы ее за версту было слышно. Эту моду подхватила сестрица ее любезная, все автомобили которой грохотали, как будто у них глушитель с мясом вырвали.

Диван-Царевич не ошибся в знакомом грохоте. Он подтянулся, стряхнул с себя пыль, весь мысленно напрягся – и его заметили.

– Ой, – сказала Василиса Прекрасная, – я как раз такой диван думала бабушке подарить. Хотела продавца позвать, но сама она уже давно ни за что не платила, а деньги видела последний раз в пятом классе, когда на завтраки сдавала. Друга сердечного рядом не случилось, пришлось звонить Василисе Премудрой. Василиса Премудрая примчалась, увидела диван, тоже сказала: – Ой, надо бы бабушке его подарить. Но платить за него ей тоже не хотелось. Махнула рукавом и в магазине у входа образовалось озеро, махнула вторым –  по нему лебеди поплыли. Одни покупатели не могли войти, вторые – выйти. Продавец заволновался, начал умолять Василису убрать озеро с лебедями.

– Диван мне погрузи в машину и домой отвези, – грозно сказала Василиса, а  вторая Василиса поддакнула и даже ножной топнула. Продавец посмотрел на диван фабрики 8-го марта, ужаснулся, как он вообще в магазин попал, и тут же согласился. Диван-Царевич обрадовался, но, когда его грузили, заметил старушку дряхлую, которая возле водителя кружилась и о чем-то его спрашивала. Екнула пружинка у Дивана-Царевича, колесики подогнулись, но поделать он ничего не мог. А баба Карга помчалась Кощею сказать, что Василисы диван у него из под носа уводят.

Быстро домчали диван до дома Василисы, затащили Диван-Царевича в дом, Василиса Прекрасная по квартире бегает, место для него ищет. Вдруг звонок в дверь, Кощей пришел, соль у него кончилась, Василисе не жалко, пошла на кухню, как вдруг Кощей ее хватает в охапку и в ящик под диваном запихивает, где постельное белье обычно хранится. А диван к себе в квартиру перетаскивает.

Первая мысль, которая у Дивана-Царевича возникла: – Теперь понятно, что чувствовал Волк, когда бабушку Красной шапочки проглотил. А вторая: – Почему же ничего не произошло, когда его купили? Гром не грянул, он обратно в Ивана-Царевича не превратился? Может его Василиса поцеловать должна была? Хотя, кто и когда диваны целовал? В какой сказке?

Кощей поставил диван на середину комнаты, уселся на него и стал свои сундуки пересчитывать – все оказались на месте.

– Да это волшебный диван, – обрадовался Кощей. Пойдем Карга старая на кухню, чай пить. Чай пьют, радуются, что удалось у Василисы Прекрасной диван отнять, а про то, что теперь Иван-Царевич навсегда диваном останется, они и не знали.

Василиса, хоть и была блондинкой Прекрасной, начала в ящике ворочаться, изворачиваться, достала-таки мобильник из джинсов и давай сестре, которая в магазине осталась,  эсэмэски слать, скайпить не стала – побоялась, что Кощей услышит и телефон отберет.

Василиса Премудрая всё получила, всё поняла и начала планировать боевую операцию. Одна она с Кощеем, да еще с бабкой Каргой не справилась бы, подмога требовалась. Решила она товарищей Дивана-Царевича на помощь позвать. Кинула клич и все диваны, как один, бросились на помощь собрату. Домчались до дома знатного, элитного, собрались на лестничной площадке перед дверью, стали смотреть на Василису – что она придумает, как Кощея дверь заставит открыть? Но на то она и Премудрая, и не такие задачки решала, мосты за ночь стеклянные строила, дворцы громоздила, а уж дверь то открыть…

Подошла Василиса к двери, на кнопку звонка нажала.

– Кто там? – спрашивает Кощей.

– Да пенсию Вам, дедушка, с почты принесла.

– Что-то рановато?

– Так прибавка вышла, царь-батюшка о пенсионерах заботится.

– Прибавка, это славно – сказал Кощей и открыл дверь.

Ему пенсии всегда не хватало, жил впроголодь, хотя мог вообще не есть. худой был, как скелет из кабинета биологии.

Как только дверь открыл, тут диваны все внутрь и ворвались. И началась битва громкая и жестокая. Бился Кощей как лев, бабка Карга тоже не отставала, но диваны их все-таки победили и в ящик для белья засунули.

Кончилась битва великая, диваны к себе в магазин побежали, продаваться, а Василисы потащили Дивана-Царевича к себе обратно. Затащили с трудом, аж устали, и сели на диван передохнуть.

И тут гром раздался, молния полыхнула, Василис подбросило кверху, плюхнулись они на пол и рот открыли от удивления – перед ними предстал Иван-Царевич, живой живехонек.

Кинулся он к ним, поднял на ноги, поклонился в пояс, спасибо свое сказал превеликое и стал расспрашивать, что да как за это время случилось.

Василисы, хоть и перепугались до смерти, но быстро пришли в себя и поняли, что это их друг детства, Иван-Царевич, и стали ему все в подробностях рассказывать, и по сию пору бы рассказывали, если бы Иван не сорвался с места и не побежал к родителям.

Но сюрприза не вышло. Василисы селфи успели с ним сделать и в Инстаграмм запостили.

Когда Иван-Царевич до родителей добежал, уже столы были накрыты и пир горой шел на радостях. А пост Василисин 100 000 лайков набрал и еще наберет, пока эту сказку читаете.

Далее